anna carina

Мужчина и женщина в кровати в 10 вечера

Оригинал взят у cat2016 в Буковски - Мужчина и женщина в кровати в 10 вечера
мужчина и женщина в кровати в 10 вечера



мне кажется я как банка сардин, она сказала,
мне кажется я как пластырь, я сказал,
мне кажется я как сендвич с тунцом, она сказала,
мне кажется я как разрезанный помидор, я сказал,
мне кажется, что пойдет дождь, она сказала,
мне кажется часы остановились, я сказал,
мне кажется дверь не заперта, она сказала,
мне кажется сейчас зайдет слон, я сказал,
мне кажется мы должны платить за квартиру, она сказала,
мне кажется мы должны найти работу, я сказал,
мне кажется ты должен найти работу, она сказала.

что-то мне не хочется работать, я сказал.

мне кажется ты обо мне не заботишься, она сказала,
мне кажется мы должны заняться любовью, я сказал,
мне кажется мы занимаемся любовью слишком много, она сказала,
мне кажется мы должны заниматься любовью больше, я сказал,
мне кажется ты должен найти работу, она сказала.
мне кажется ты должна найти работу, я сказал.
мне кажется мне нужно выпить, она сказала,
мне кажется мне нужна бутылка виски, я сказал,
мне кажется мы сойдемся на бутылке вина, она сказала,
мне кажется ты права, я сказал,
мне кажется я сдаюсь, она сказала,
мне кажется мне нужна ванна, я сказал,
мне кажется мне нужна ванна тоже, она сказала,
мне кажется ты должна потереть мне спинку, я сказал,
мне кажется ты меня не любишь, она сказала,
мне кажется я люблю тебя, я сказал,
мне кажется эта штуковина сейчас во мне, она сказала,
мне тоже кажется, что эта штуковина сейчас в тебе, я сказал,
мне кажется я тебя сейчас люблю, она сказала,
мне кажется я люблю тебя больше, чем ты меня, я сказал,
я себя так замечательно чувствую, она сказала, что хочется кричать,
мне кажется я могу продолжать вечно, я сказал,
мне кажется ты можешь, она сказала,
я чувствую, я сказал,
я чувствую, она сказала.
anna carina

Убийство семьи Арцимовича в Луганске (1895 г.)

Оригинал взят у dobizha в Убийство семьи Арцимовича в Луганске (1895 г.)
Когда деревья были большими, а френдов было мало, был такой пост. История интересная, хочу напомнить.

Оригинал взят у dobizha в Убийство семьи Арцимовича в Луганске (1895 г.)
— Скверный удар был… Ударил его топором, хотел в другой раз, — топор поднял, а вместе с ним и мальчика, топор в черепе застрял. Кровь мне на лицо хлынула. Горячая такая… Словно кипяток… Обожгла…
Из рассказа Полуляхова о преступлении в Луганске.

Современники оценивали преступление, о котором пойдет речь, как одно из страшнейших того времени...

В 1895 году вор Полуляхов жил в ожидании подходящего дела. Он сошелся с молодой женщиной Пирожковой, служившей в прислугах, и громилой Казеевым, ходившим тоже «по большим делам».

СЕЙФ С СОКРОВИЩАМИ
Друзья на время разъехались в разные стороны. Полуляхов с Пирожковой отправился в Ялту — поправлять нервную систему, расшатанную вредной работой. Казеев был командирован по городам — искать «фартовую хату», которую был смысл обворовать.
Вдруг портье гостиницы, где поселился Полуляхов, принес ему телеграмму-молнию: «Приезжай Луганск вместе. Есть купец. Можно открыть торговлю. Иван».

Смысл послания был ясен. Прихватив из соседнего номера чужой чемодан, Полуляхов с подругой двинулись в Луганск.

Collapse )
anna carina

ПОЕДАТЕЛЬ ГРЕХОВ

Поедатель грехов — человек, который в ходе особого ритуала, проводимого перед похоронами, съедает лежащий на груди покойника кусок хлеба, тем самым забирая себе его грехи.

Этот обычай имел место в сельских и горных районах Великобритании (в особенности — в Уэльсе). Время возникновения обряда неизвестно, но упоминается он вплоть до XX века.

В отличие от подобных обрядов в других регионах (Верхняя Бавария, Балканы), где приготовленный для покойника хлеб делился между близкими родственниками, в Англии поеданием грехов за плату занимались специальные люди.

Эта профессия передавалась по наследству, причём её представители подвергались жёсткой социальной обструкции:
После поедания ему совали в руку серебряную монету и выгоняли из дома, провожая плевками и швыряя вдогонку камни.
Если в общине не было своего поедателя грехов, им мог стать какой-либо нищий или бродяга.

У валлийцев (Уэльс, Великобритания) до XX и существовала передаваемая от отца к сыну «специальность»- поедателя грехов. Когда умирал кто-либо из жителей валлийской деревни, покойника обряжали, клали в гроб, на тело ставили блюда с угощением и все удалялись из помещения. Наедине с мертвым оставался поедатель грехов. Он ел предложенную пищу, и считалось, что все грехи умершего переходят к нему. После трапезы поедатель грехов, издавал жуткий вопль, что означало очищение покойника и «переход» грехов к исполняющему обряд. Только после этого разрешались похороны.

Последний поедатель грехов Ричард Манслоу умер в 1906 году.

anna carina

ПОЛНОЛУНИЕ

"Для Парацельса луна - источник отравы, подобно глазам женщин в период, когда луна тревожит их кровь".

Мария-Луиза фон Франц "Толкование волшебных сказок"
anna carina

ОТ ПРОТИВНОГО

"В Средневековье люди осеняли себя крестным знамением, чтобы победить дьявола; это означало, что Сатана мог быть преодолен только через глубинную уязвимость, переживаемую при обращении с открытым сердцем к Эросу Христа".

Н.Шварц-Салант "Пограничная личность: Видение и исцеление"
anna carina

ВОРОТА В NUMINOSUM

"Следует ли нам расценивать крайне деструктивные аффекты, присущие психотической части человека, как результат травм развития? А могут ли эти деструктивные аффекты быть, напротив, следствием переживания союза, которое включает более ранний опыт такого рода, но не сводится к нему? Юнг развивает алхимические тексты, иллюстрирующие то, как опыт союза сначала создает крайне деструктивное содержание; на алхимическом языке это содержание называют вором или дьяволом, и часто оно принимает облик таких животных, как бешеная собака, змея, василиск, жаба или ворон. Тень пограничной личности дает убежище этому деструктивному содержанию и обычно появляется в виде изменника, который стремится разрушить что-нибудь позитивное или дарующее жизнь. Другая впечатляющая теневая конфигурация - соблазняющий демон смерти (Нойманн называет его уроборическим инцестом), вовлекающий душу в регрессивное слияние и играющий на воспоминаниях души о ее первоначальном переживании numinosum".

Н.Шварц-Салант "Пограничная личность"
anna carina

МИГРЕНЬ

"Таким образом, мы имеем право рассматривать мигрень не только как некое физическое событие, но как особую форму символической драмы, на язык которой больной переводит важные мысли и чувства; если мы допустим такой вариант, то столкнемся с необходимостью интерпретировать мигрень, как мы интерпретируем сновидения, то есть отыскать скрытое значение видимой симптоматики.

Приступ мигрени, если его описывать театральными терминами, являет собой психофизиологическую пантомиму или длинное и неприятное висцеральное сновидение.

При мигрени и эпилепсии, как образцовых «нормальных» патологиях, порождающих галлюцинации, видящий их, на самом деле, смотрит даже не в свой мозг, а еще глубже – в органическую и неорганическую природу. Видимое им практически ничем не отличается от объективных снимков томографа (или любого иного экрана, на котором отображается «картина» работы мозга, опирающейся на неорганические закономерности). Тема самоорганизации, популярная уже не первое десятилетие, время от времени выходит на передний план, представляясь чуть ли универсальным инструментом (что, например, привело к превращению синергетики в своеобразную фрик-философию, применявшуюся ко всему подряд). Такие авторы, как Мануэль Деланда, использовали вслед за Делезом понятие «машинного филума», обозначающее логику самоорганизации и последовательного формирования паттернов, охватывающих как органические, так и неорганические сущности. Сегодня этот «машинный филум» разглядели неврологи, которые понимают его вполне буквально: галлюцинации – это pattern recognition, но в том смысле, что паттерн распознает сам себя (то есть складывается) и лишь потом отображается в форме того, чего нет, небытия, видимого на экране сознания.

Получается, что позиция A(-)G(-) оказывается радикальным – хотя и негромким – подрывом традиционной логики «трангрессии» к бытию, которая, когда речь заходила об общении с «первым по природе», неизбежно требовала того или иного преображения общающегося, жертв, тяжелой работы и т. д. Позиция Сакса – это онтологическое «единоголосие», обернувшееся викторианским спокойствием: можно прикоснуться к тайнам бытия, но не думайте, что это настолько интересно и что это будет иметь для Вас какое-то радикальное значение или какие-то последствия".
anna carina

НЕВОЗМОЖНОСТЬ

"Р.А.Джонсон ранее описал такую ситуацию в мифе о Тристане и Изольде, анализируя отношения главного героя со своей анимой «…очень сложно заставить себя поверить, что она является не смертной женщиной, а метафизическим образом, обладающим таким зарядом, что физическое прикосновение к ней связано с огромным риском»[13]. Нам кажется, что этот момент описывает желание как мужского, так и женского Эго слиться со своим анимусом (анимой). Делать этого нельзя, и во многих сказках и легендах есть подтверждение этому (меч между Тристаном и Изольдой во время сна)".
anna carina

ГРЕЗЫ О ЛЮБВИ

"Итак, поиск любви заменил поиск Бога. Вас это изумляет? А разве это не так? Повторяю: просто включите радио. Подавляющее большинство популярных песен доносит до нас «религиозность» романтической любви. Вспомним этимологию слова «религия» – «связывать вновь», «воссоединять». До сих пор мы искали эту связь, стремясь воссоединиться с высшим; сейчас мы ищем ее, пытаясь проникнуть в Другого".

"То, что могут предложить другие виды зависимости: наркотическая, игровая, – меркнет по сравнению с тем, что может предложить трансцендентный Другой. А он предлагает не просто облегчить боль от столкновения с внешним миром, не просто находит средство спасения от скуки и депрессии, а воссоздает тот потерянный рай, который человек ищет в лабиринте своей индивидуальной истории. Ничто на свете не обладает такой властью над нашей жизнью, как намек, сообщение, обещание Доброго Волшебника воссоздать Райский Сад. Тогда не стоит удивляться тому, что у нас вновь появляется ужасный страх снова потерять рай, едва вдалеке появятся его очертания. Кому захочется там жить, если снова придется его потерять? Повторяющаяся потеря рая – это условие человеческой жизни, даже если нашей основной фантазией является надежда на его обретение".

"Мой диалог с тобой – это мой диалог с космосом, ибо ты содержишь и воплощаешь в себе те же энергии. Ты заставляешь меня обращать внимание, реагировать, личностно развиваться и ощущать увеличение своих возможностей, тем самым – расширять мое воплощение того, что требует самость. С рождения и до самой смерти мы должны максимально приближаться к тому, кем мы способны стать. Формируя диалектические отношения с тобой, я живу символической жизнью, или, говоря иначе, жизнью в ее глубинном измерении.

Диалектика отношений, которая здесь описана, – этот великий диалог может действительно послужить самым подходящим определением «супружества». Много супружеских пар не вступили в этот продолжительный диалог, а значит, не испытали ощущения hierosgamos , священного бракосочетания, которое означает признание и уважение другого как Другого и вместе с тем защищает абсолютную уникальность каждого партнера".

Джеймс Холлис "Грезы об Эдеме"